Главная

ООО НТК «Институт электродинамики»
Общество с ограниченной ответственностью
Научно-техническая корпорация «Институт электродинамики»

Генеральный директор, член-корреспондент ПАНИ
Леонид Николаевич Мезенцев.

«Краткие сведения о Л. Н. Мезенцеве»,<<Спрака о Пани>>, «Биография», «Хобби»

Главная Обращение генерального директора Мотивы создания Принципы работы Структура Молодёжная  политика Новости корпорации Объявления

 

 

Фальсификация итогов референдума

Конституции 1993г.

 

www.opentown

·         20 апр 2015

·         источник:aillarionov.livejournal.com

Л.Шлосберг. Голосование за Конституцию 1993 г.

 

По официальным данным, 12 декабря 1993 года на всенародном голосовании за проект новой Конституции проголосовали 58% участников референдума.

Известно, что цифра 58% была написана рукой Б. Ельцина на листе бумаги, внесенном в его кабинет председателем Центральной избирательной комиссии Николаем Рябовым.

Позже, в мае 1994 года, были опубликованы выводы экспертной группы А. А. Собянина при администрации президента о масштабных фальсификациях на референдуме (после этой публикации президентская администрация прекратила сотрудничество с группой). Согласно выводам экспертной группы, в референдуме принимало участие не более 46% от списочного состава избирателей, в связи с чем легитимность Конституции была подвергнута сомнению.

Центризбирком при подведении итогов посчитал Конституцию принятой, и 25 декабря 1993 года она была опубликована. Избирательные бюллетени были вскоре уничтожены по распоряжению председателя Центризбиркома Н. Рябова. Все инициативы по проведению парламентского расследования обстоятельств организации и проведения всенародного голосования по Конституции были блокированы, а после уничтожения первичной документации стали практически бессмысленны...

…Достаточно вероятно, что существовал еще один фактор, предопределивший желаемый результат на референдуме. В 1994—1995 гг. Александр Собянин и его сотрудники сначала в отчетах о работе Специальной рабочей группы по исследованию выборов и референдумов, созданной при Администрации президента, а затем в открытой печати в России и США опубликовали результаты своего анализа голосования на выборах и референдуме 12 декабря 1993 г.[73] Выводы этого исследования были убийственны. В голосованиях приняли участие не 58, а 49 млн избирателей. Это составило 46% от их общего числа. Отсюда следовал вывод, что Конституция принята не была. На уровне участковых избирательных комиссий было добавлено около 3,5 млн голосов, окружных комиссий — порядка 5,7 млн. Фиктивные избиратели возникали в результате либо массового вброса бюллетеней на участках, либо еще более массовых приписок в протоколах окружных комиссий. Прибавляя голоса, будто бы поданные за Конституцию (и, следовательно, завышая число избирателей, пришедших на участки), надо было в том же масштабе увеличить число проголосовавших за глав администраций (что, собственно, для местных властей и могло быть главным побудительным мотивом фальсификаций) и за отдельные партийные списки (выбор которых осуществлялся в соответствии с политическими симпатиями администраторов на местах)[74]. Из сопоставления собранных данных по районам с итоговыми показателями Центризбиркома, по мнению исследователей, вытекал непреложный вывод, что официальные данные по результатам голосования 12 декабря 1993 г. были искажены. Математика — наука точная, — писали авторы. — Для судьи ее выводов, возможно, и недостаточно, но для историка этот вердикт будет решающим. Впрочем, не только для историка. Ныне действующий политик тоже извлечет из этого свой урок [75]. Как отнеслись к этим разоблачениям политики?

В мою задачу не входит разбирать здесь обоснованность аргументации Собянина и его коллег. Можно лишь отметить, что сенсационные разоблачения не вызвали, насколько мне известно, ни серьезной научной критики, ни достойного общественного отклика. Между тем ряд обстоятельств, связанных с порядком подсчета голосов, принятием решения ЦИКом и публикацией официальных данных, вызывают недоумение.

Во-первых, от апреля к декабрю число зарегистрированных избирателей (т. е. база, по отношению к которой исчисляется процент явки) почему-то сократилось более чем на 800 тыс. человек76. Во-вторых, странные метаморфозы претерпевала информация об активности граждан. В день выборов в 17 часов было объявлено, что на избирательные участки пришли 35% избирателей, в 18 часов 21 минут — 38%. После этого сообщения об участии в голосовании прекратились, а в начале одиннадцатого часа ночи Филатов сообщил с экрана, что число проголосовавших превысило половину зарегистрированных избирателей. Согласно итоговым данным в голосовании по Конституции приняли участие 57,7 млн избирателей (54,4%). 38% — это 40,4 млн. Если все эти цифры верны, то в последние четыре часа к урнам пришли 17 млн человек. В зимний вечер такой всплеск активности не слишком правдоподобен.В-третьих, странным образом в отчетных документах ЦИК, выпускавшихся в разное время, число недействительных бюллетеней на выборах по партийным спискам было указано с разрывом в полтора раза (ни много ни мало — на 1,3 млн) — и это при том, что по всем другим позициям цифры совпадали с точностью до единицы. Невольно напрашивается предположение, что с подгонкой данных так торопились, что не позаботились об их согласовании [77]. В-четвертых, суммирование данных по протоколам участковых комиссий в регионах осуществляли специальные рабочие группы, сформированные администрацией, а окружные избирательные комиссии, как правило, лишь утверждали полученные результаты. В-пятых, общий итог голосования по общефедеральному избирательному округу ЦИК подводил загадочным образом. В день, когда там это будто бы происходило, никакого заседания ЦИК зафиксировать не удалось [78].

На то, как определялись итоги голосования, проливает свет рассказ Вячеслава Костикова, в то время пресс-секретаря президента. 13 декабря (т. е. за неделю до объявления официальных итогов референдума), рассказывает Костиков, он встретил в приемной Ельцина Рябова, который нервно перекладывал из одной руки в другую сафьяновую папочку. В ней был один-единственный листок , в который Рябов позволил Костикову заглянуть. ЦИК сообщал предварительные итоги референдума: за Конституцию подали голоса более 50% избирателей . Рябов пробыл в президентском кабинете 15—20 минут, и сразу вслед за тем появилась официальная информация: число поддержавших Конституцию выросло до около 60% , а через несколько дней пресс-секретарю довелось увидеть ксерокопию рябовского листка, в который пером было внесено упомянутое исправление. Для графолога, вероятно, не составило бы большого труда определить по почерку, чья рука внесла исправление. Но я не графолог , — завершает свой рассказ Костиков [79].

          Уже через несколько месяцев после декабрьского голосования ни подтвердить, ни опровергнуть его объявленные результаты не было никакой возможности. Безнадежную попытку получить исходные данные, суммирование которых проводилось в ЦИКе, в апреле—июне 1994 г. предприняла Государственная дума. Трижды депутаты Данилов (ВР), Лукьянов (КПРФ) и Шейнис ( Яблоко ) направляли в ЦИК поддержанные голосованием большинства в Думе запросы о предоставлении полных данных по всем позициям, содержавшимся в протоколах участковых избирательных комиссий о результатах голосования по проекту Конституции и по партийным спискам, с разбивкой по одномандатным избирательным округам и административно-территориальным единицам. В ответ на первый запрос ЦИК прислал лишь высокоагрегированные данные (голосование по Конституции — по округам, по партийным спискам — только по субъектам Федерации), в основном уже опубликованные в печати. ЦИК сообщил также, что изучил прецеденты обращения с бюллетенями на выборах и референдумах, начиная с 1989 г., и распорядился их уничтожить, что и было выполнено окружными комиссиями. На второй запрос депутатов ЦИК ответил, что затребованной информации у него нет, а на третий — не ответил вообще [80].

    См. весь объём текста здесь :      http://aillarionov.livejournal.com/557302.html